Воскресенье, 19.11.2017, 17:17 Мой сайт Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа

Популярные стихи
СЕНТЯБРЬ
Хоронят писателей мертвых...
БЕГЛЫЙ
К ПРУДУ
Я к вам травою прорасту
ПОЭТУ РОДИНЫ
ЗИМНИЙ СЕЙНЕР
Статистика

Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0
Главная » 2015 » Март » 17 » Иван Сергеевич Аксаков
18:42
Иван Сергеевич Аксаков
Младший сын Сергея Тимофеевича и Ольги Семеновны, урожденной Заплатиной, род. 2
6 сентября 1823 года в селе Надежине, Куроедове тож, Белебеевского уезда Уфимской губ., умер 27 января 1886 года в Москве. 
 По четвертому году, вместе со всей семьей, переехал в Москву.

О первоначальном обучении И. С. Аксакова осталось мало сведений: известно только, что к поступлению в учебное заведение его готовили дома, известно также, что с 10-летнего возраста он уже читал газеты, внимательно следил за политическими событиями в Европе, и в нем, таким образом, с детства сказывался будущий писатель-публицист. 
 Школьные годы свои он провел в Петербурге, где учился в только что основанном тогда училище правоведения.

Пробыв в нем четыре года (1838—1842), И. С. Аксаков в 1842 г., по окончании курса, вернулся в Москву и поступил на службу во 2-е отделение 6-го департамента Правительствующего Сената, где через три недели был назначен исправлять должность секретаря.
Выражением чувств и сомнений, волновавших молодого чиновника при первых шагах на служебном поприще, явилось его первое крупное произведение в стихах: "Жизнь чиновника, мистерия в 3-х действиях". В 1844 г. И. С. Аксаков был назначен членом ревизионной комиссии в Астрахани, под начальство князя П. П. Гагарина.
 Как чиновник И. С. Аксаков представлял редкое явление.

Один из бывших товарищей его по ревизионной комиссии, барон Бюлер, сообщает о нем ("И. С. Аксаков в его письмах", т. I, стр. 42), что "он занимался по 16 часов в сутки, постоянно писал, читал, делал справки в Своде Законов, и только по окончании служебных дел, как бы для отдохновения и забавы, принимался за стихи".
 В 1845 г., летом, И. С. Аксаков получил назначение на должность товарища председателя уголовной палаты в Калуге, а в мае 1847 г. назначен обер-секретарем I-го отделения 6-го департамента Сената в Москве.

Но в последней должности он оставался недолго — лишь до сентября 1848 года, когда перешел в Министерство Внутренних Дел чиновником особых поручений, под начальство графа Л. А. Перовского, который, желая испытать молодого человека, отправил его с секретным поручением в Бессарабию, для исследования тамошнего раскола. 
 Оттуда вернулся в Петербург в начале 1849 года и пробыл здесь до мая. 17 марта И. С. Аксаков был арестован и доставлен в штаб корпуса жандармов.

Ближайшим поводом к аресту послужили письма к его отцу, которые "заставляли предполагать в Аксакове либеральный (противоправительственный) образ мыслей". Арестованному был предложен целый ряд вопросов, на которые он отвечал весьма подробно и откровенно (вопросы эти и ответы на них можно прочитать в статье M. И. Сухомлинова: "И. С. Аксаков в сороковых годах").
 При чтении их Император Николай Павлович делал свои заметки и, возвращая рукопись графу А. Ф. Орлову, написал: "Призови, прочти, вразуми и отпусти". 22 марта 1849 г. И. С. Аксаков был освобожден.

В мае месяце он был командирован в Ярославскую губернию для ревизии городского управления, для обсуждения на месте вопроса о единоверии, введению которого противился ярославский архиепископ, а также для изучения, в составе особой комиссии, секты бегунов или странников. 
 В ревизионных работах И. С. Аксаков проявил необычайную энергию и быстроту, открыв много важных злоупотреблений; изучая раскол, он собрал немало материала для солидного труда "О бегунах". В печати появилась только ("Русский Архив", 1870 г.) заключительная глава этого сочинения, замечательного в особенности характеристикой причин, вследствие которых возникла секта. В 1852 г. И. С. Аксаков был поставлен в необходимость избрать окончательно одно из двух поприщ — служебное или литературное.
 С 1842 года он не переставал писать стихи, появившиеся в 1886 году отдельным сборником, в виде приложения к газете "Русь", и напечатанные, кроме того, в приложении к обоим томам его переписки.

Первым печатным стихотворением был "Колумб", помещенный в № 1 "Москвитянина" за 1845 год. В 1848 году была написана его лучшая поэма "Бродяга", отрывки из которой напечатаны в "Московском Сборнике" 1852 года и в № 10 "Паруса" за 1859 год и которая до тех пор оставалась в рукописи.

Эта-то поэма и послужила поводом к отставке И. С. Аксакова (см. во II томе переписки приложение к ярославским письмам: "Переписка с Министерством о Бродяге"). Выйдя в отставку с чином надворного советника, И. С. Аксаков переехал в Москву к отцу, где в то время сплотился кружок славянофилов, и решился посвятить себя журналистике, в которой ему пришлось перенести столько тяжелых испытаний.

Первым испытанием было запрещение в 1853 году "Московского Сборника", и лишение И. С. Аксакова права быть впредь редактором какого бы то ни было издания.
 После этого в литературной деятельности его последовал значительный перерыв, которым он воспользовался для ознакомления с народным бытом в различных его формах и проявлениях.

Так, в 1853 году он принял предложение географического общества описать торговлю на Украинских ярмарках.

В конце 1853 года И. С. Аксаков отправился в Малороссию и провел в разъездах по ней весь следующий год. Результатом этой поездки появилось в 1859 году обширное "Исследование о торговле на Украинских ярмарках". Оно было встречено единодушными похвалами всей печати, а два ученых учреждения удостоили И. С. Аксакова почетных наград: географическое общество, на свой счет издавшее исследование, присудило большую Константиновскую медаль, а Академия Наук (писал рецензию Н. X. Бунге) — половинную Демидовскую премию. 
 Вернувшись из Малороссии в Москву в самый разгар Крымской войны, И. С. Аксаков в 1855 году поступил в ополчение, а именно в Серпуховскую дружину, находившуюся под начальством князя Гагарина и дошедшую лишь до Бессарабии.

При первых известиях о мире, в марте 1856 года, И. С. Аксаков вернулся в Москву, но в мае того же года снова отправился на юг, в Крым, приглашенный князем Васильчиковым участвовать в следственной комиссии по делу о злоупотреблениях интендантства во время войны. Впрочем, конца следствия И. С. Аксаков не дождался: в декабре 1856 года он возвратился в Москву. 
 В 1857 г. И. С. Аксаков путешествовал за границей, а в 1858 году принял на себя неофициальное редактирование журнала "Русская Беседа", официальным редактором которого считался А. И. Кошелев.

Вокруг этого органа сплотились все лучшие славянофильские силы. И. С. Аксаков выпустил III и ІV тома "Беседы" за 1858 год и шесть книжек за 1859 год. В то же время с него сняли запрещение быть редактором, и он предпринял в 1859 г. издание еженедельной газеты "Парус". По замыслу издателя, "Парус" должен был служить центральным органом славянской мысли. Но этому изданию не посчастливилось: оно было прекращено по выходе только двух первых нумеров, между прочим за статью М. П. Погодина по внешней политике и за стихотворения самого И. С. Аксакова.

Весь 1860 год, сопровождая больного брата своего Константина Сергеевича, И. С. Аксаков провел в заграничном путешествии, главным образом по славянским землям, чтобы лично познакомиться с выдающимися политическими и литературными деятелями западного и южного славянства.

В середине 1861 года он возвратился в Москву и выхлопотал разрешение издавать под своей редакцией еженедельную газету "День". 
Газета была разрешена ему без политического отдела и с тем условием, чтобы цензура имела особое наблюдение за этим изданием. "День" стал выходить в конце 1861 г. при участии того же славянофильского кружка и сразу занял выдающееся положение, имея в первые годы до 4000 подписчиков, что по тогдашнему времени являлось цифрой очень значительной.

Одна из главных причин успеха, конечно, лежала в первостепенном публицистическом таланте редактора-издателя, авторитетно обсуждавшего славянский вопрос, вопросы, связанные с крупнейшими реформами — крестьянской, судебной, земской, а также вопрос польский.
 Это был один из самых оживленных периодов деятельности И. С. Аксакова: за ним упрочилась в это время слава пророка славянофильства — слава, облетевшая всю образованную Россию и Европу; имя его стало политическим знаменем. "День" выходил до конца 1865 года, когда издатель прекратил его в силу совершенно личных обстоятельств: в начале 1866 года И. С. Аксаков женился на фрейлине А. Ф. Тютчевой, дочери известного поэта. Издание "Дня" шло довольно благополучно, за исключением одного временного отстранения И. С. Аксакова от должности редактора в 1862 году за то, что он отказался открыть цензуре фамилию автора одной корреспонденции.

Перерыв в журнальной деятельности И. С. Аксакова продолжался один год. 
С 1 января 1867 года он начал издавать новую газету "Москва". Она просуществовала по 21 октября 1868 года, т. е. менее двух лет, и в течение этого короткого времени подверглась девяти предостережениям и трем приостановкам — на три, на четыре, и наконец, на шесть месяцев, т. е. в приостановке "Москва" находилась тринадцать, а выходила неполных девять месяцев.

Во время этих приостановок ее заменял "Москвич", отличавшийся от "Москвы" только заголовком, хотя и выходивший под номинальной редакцией другого лица. Главными поводами административных гонений на "Москву" послужили статьи ее против генерала Потапова, управлявшего тогда Северо-западным краем, а также статьи против тогдашних порядков в Прибалтийском крае.
 Во время последней приостановки "Москвы", на шесть месяцев, тогдашний министр внутренних дел, генерал-адъютант Тимашев, вошел в Сенат с рапортом о необходимости вовсе прекратить издание "Москвы". И. С. Аксаков на обвинительный рапорт представил объяснения; дело, как не решенное по разногласию в Сенате, перешло на рассмотрение Государственного Совета, и И. С. Аксаков был опять лишен права издавать какую бы то ни было газету; это запрещение тяготело над ним в продолжение 12 лет. В этот период времени деятельность его сосредоточилась, с одной стороны, в московском славянском комитете, а с другой — во втором московском обществе взаимного кредита.

В последнем И. С. Аксаков с 1874 г. состоял председателем правления; с этим годом совпало появление в свет написанной И. С. Аксаковым прекрасной "Биографии Ф. И. Тютчева", второе издание которой вышло в 1886 году. В Славянском же комитете, учрежденном в 1858 году, И. С. Аксаков состоял сначала, при жизни Погодина, секретарем, а после его смерти — председателем. 
 В последней должности И. С. Аксаков прославился как оратор.

Высшим пунктом ораторской деятельности его явились годы 1875—1878, когда он сделался выразителем славянских симпатий русского общества. 22 июня 1878 года он произнес в Славянском комитете свою знаменитую речь по поводу берлинского трактата, за которую был выслан из Москвы в село Варварино Юрьевского уезда Владимирской губ., принадлежавшее родственнице его жены. Славянский комитет в Москве после этого был закрыт. 
 В декабре того же 1878 года И. С. Аксаков возвратился в Москву, но к общественной деятельности приступил, однако, не раньше конца 1880 г., когда, благодаря графу М. Т. Лорис-Меликову, ему удалось получить разрешение на издание еженедельной газеты "Русь". Последняя начала выходить 15-го ноября 1880 г. и просуществовала по день смерти И. С. Аксакова, с полугодовым перерывом в 1885 году, по случаю болезни редактора.

В 1883 году "Русь" была преобразована в двухнедельное издание, и два года выходила в этом преобразованном виде. В 1885 г. И. С. Аксаков вернулся к первоначальной форме еженедельника.

Газета эта была его личным органом и значение ей давали, главным образом, статьи самого редактора.
 Среди своих главных занятий И. С. Аксаков находил время в течение нескольких лет быть товарищем председателя в православном миссионерском обществе, председателем в Московском обществе любителей российской словесности и гласным Московской думы. Смерть застигла И. С. Аксакова среди самого разгара работы: он умер скоропостижно, от болезни сердца.

Известие о кончине его произвело впечатление во всех кругах общества, как русского, так и западноевропейского.

Государь Император удостоил вдову покойного телеграммой, в которой сказано: "Императрица и Я с душевным прискорбием узнали о внезапной смерти вашего мужа, которого уважали как честного человека и преданного русским интересам.

Дай Бог вам сил перенести эту тяжелую сердечную потерю". Печатные проявления общественной скорби были весьма единодушны.
 Похоронен И. С. Аксаков в Троице-Сергиевской лавре под Москвой, при небывалом стечении народа.

В 1886—87 годах вышло семь томов его сочинений, содержащих статьи из "Дня", "Москвы", "Москвича" и "Руси". В том же году вышел дополнительный том: "Из бумаг, оставшихся после смерти И. С. Аксакова". В 1888 году были изданы два тома писем И. С. Аксакова, с портретом автора, когда ему было 28 лет; первый том писем обнимает годы 1839—1848, второй — годы 1848—1851. Письма первого тома, или первого периода, имеют большей частью личное значение и служат для характеристики самого автора и всей семьи Аксаковых. 
 В некотором смысле эта переписка может быть названа продолжением "Семейной Хроники". Письма второго периода имеют значение общественное, помимо, конечно, главного — автобиографического.

Как ни противоречивы мнения современников о личности И. С. Аксакова, противоречие это исчезнет в оценке потомства.

Пристрастные приговоры враждебных политических и практических лагерей ежедневно более и более бледнеют пред светлым обликом искреннего, талантливого русского человека, никогда ни перед кем не покривившего душой, ни единого дня не принесшего в жертву житейской выгоде. 
 В основе его идеалов лежала горячая неподдельная любовь к России и сродственной ей славянской семье, любовь к правде, в том виде, как она ему представлялась.

Были ли эти идеалы немедленно осуществимы или выражали они только вдохновенные зачатки пожеланий, могущих или не могущих перейти в действительность, — дело второстепенное в оценке такого писателя, каким был И. С. Аксаков.

Правители, законодатели, воеводы решают ход событий государственных; писатель высказывает лишь то, что накипает у него на сердце, и потомство не может не преклоняться перед чистотой идеальных влечений, особливо когда влечения эти выступают в обаятельных звуках волшебной русской речи. Д. Д. Языков, "Литературная деятельность И. С. Аксакова", "Истор. Вестник", 1886 г., т. XXIV, апрель, стр. 134. — М. И. Сухомлинов: "И. С. Аксаков в сороковых годах", ibid., 1888, т. XXXI, стр. 324. — "И. С. Аксаков в Ярославле" (отрывок из воспоминаний) А. К. Бороздина, ibid., 1886 г., т. XXIII, март, стр. 622. — "И. С. Аксаков в его письмах", т. І и II., Москва, 1888. — Венгеров, "Критико-биографический словарь", выпуски 7, 8 и 20; на стр. 318—319 7-го выпуска см. библиографию статей об Аксакове биографического и критического характера. — "Сборник статей, напечатанных в разных периодических изданиях по случаю кончины И. С. Аксакова", Москва, 1886. — Сочинения И. С. Аксакова распределены по томам следующим образом: Т. I — "Славянский вопрос"; II — "Славянофильство и западничество"; III — "Польский вопрос и западнорусское дело. Еврейский вопрос"; IV — "Общественные вопросы по церковным делам. Свобода слова.
 Судебный вопрос.

Общественное воспитание"; V — "Государственный и земский вопросы.

Статьи о некоторых исторических событиях"; VI — "Прибалтийский вопрос.

Внутренние дела России.

Введение к Украинским ярмаркам"; VII — "Общеевропейская политика.

Статьи разного содержания". С. Трубачев. {Половцов} Аксаков, Иван Сергеевич (род. 1823, ум. 1886) — последний крупный представитель ортодоксального славянофильства, влиятельный публицист.

В эпоху либеральных реформ Александра II, когда появились слабые предвестники еврейской эмансипации, А. счел нужным предостеречь правительство от слишком смелых шагов по этому пути во имя славянофильской доктрины о господствующей национальности и господствующей церкви.
 Когда в 1861 г. появился закон о предоставлении права государственной службы евреям, получившим ученые степени, А. выступил против него в московской газете "День", выставляя при этом преимущественно религиозные мотивы: общественный, гражданский и государственный быт христианских народов зиждется на началах христианской религии и морали; евреи же, эта "горсть людей, пришедших в христианскую землю", "совершенно отрицают христианское учение, христианский идеал и кодекс нравственности и проповедуют учение враждебное и противоположное". Уступая, однако, либеральному духу времени, А. допускал тогда возможность уравнения евреев в чисто гражданских правах, без политических; он готов был "желать, чтобы обеспечена была еврейскому народу полная свобода быта, самоуправления, развития, просвещения, торговли... даже допущения их на жительство по всей России". 
Первые веяния реакции заставили А. заговорить иным языком.

Уже в августе 1864 г. он писал, что примирение между евреями и христианским миром невозможно, так как "единственный элемент еврейской национальности — отрицание христианства", а потому решение еврейского вопроса возможно только при условии, чтобы "евреи отступились от своих религиозных верований и признали в Христе истинного Мессию". В 1867 г. А., делая попытку в газете "Москва" перенести еврейский вопрос с прежней религиозной почвы на экономическую, проводил мысль, что "не об эмансипации евреев следует толковать, а об эмансипации русских от евреев". Когда же с воцарением Александра III усилилась реакция и на юге разразились еврейские погромы, А. в своей газете "Русь" (6 июня 1881 г.) объявил погромы проявлением "справедливого народного гнева" против экономического "гнета еврейства над русским местным населением" — гнета, в котором ему мерещилось стремление евреев получить "внешнее всемирное владычество" и подточить основы христианского мира.
 В связи с этим А. свел еврейский вопрос к решению того, "каким вернейшим способом обезвредить евреев", и когда в 1882 г. евреям было запрещено селиться в селах и деревнях "с целью оградить крестьян от эксплуатации со стороны евреев", А., пользовавшийся в то время исключительным влиянием, одобрил эту жестокую правительственную меру. В 1883 г. в прессе был поднят шум по поводу помещенной Аксаковым в его газете "Русь" (№ 21) статьи "Еврейская интернационалка и борьба с еврейством в Европе", в которой цитировалось воззвание Alliance Israelite Universelle, оказавшееся подложным.

В № 24 "Руси" Аксаков вынужден был напечатать опровержение, полученное им от Alliance Israelite, но в следующем году он вновь вернулся к указанному документу (см. Alliance Israelite Universelle в России). 
 Позже А. не возвращался к еврейскому вопросу. — Ср.: И. С. Аксаков, Полн. собрание сочинений, Москва, 1886 г., т. 3; "Восход", 1881, кн. 7—8; 1882, кн. 4—5; 1883, кн. 2; 1887 г., кн. 2 (Критикус, "Аксаков и евреи"). С. Ц. {Евр. энц.} Аксаков, Иван Сергеевич (1823—1886) — славянофил, публицист.

В 40-х гг., по окончании Училища правоведения, А. был чиновником в провинции и выполнял служебные поручения в разных местах России.

Письма его из провинции к родным являются весьма интересным историческим источником эпохи. В 50-х гг., выйдя в отставку, А. редактировал "Московский Сборник", обследовал украинские ярмарки, был во время Крымской кампании в ополчении и в комиссии по расследованию интендантских хищений во время Крымской войны. По смерти братьев Киреевских, Хомякова и своего брата Константина, А. с начала 60-х гг. выступил как виднейший вождь славянофильства.

В конце 50-х гг. он был последовательно редактором-издателем газет "Парус", "День" и "Москва", часто подвергавшихся цензурным преследованиям.

Во время заграничной поездки он завязал личные связи с виднейшими представителями славянского движения.

С 1874 А. состоял председателем Московского купеческого об-ва взаимного кредита, получая очень большое содержание.

Наибольшего влияния А. достиг в 1875—78 в период русско-турецкой войны. Он играл тогда руководящую роль в Славянском благотворительном комитете и был ярким выразителем националистических кругов буржуазии и помещиков, которые, прикрываясь лозунгом освобождения "братьев-славян", фактически добивались завоевания Константинополя, проливов и экономического закабаления балканских народов. 
 За свою речь в 1878, содержавшую резкую критику политики Александра II на Берлинском конгрессе, А. был выслан на несколько месяцев из Москвы.

В теорию славянофильства А. не внес ничего нового; он считал себя только верным хранителем того, что было высказано К. С. Аксаковым, бр. Киреевскими и Хомяковым, и был истолкователем славянофильства в применении к различным случаям общественной жизни.
 Отражая интересы среднего барщинного дворянства, затронутого капиталистическими веяниями, славянофильская теория предполагала мирное, без классовой борьбы, развитие капитализма.

После реформы, открывшей выход прогрессивно-экономическим устремлениям передовых барщинников и сохранившей, вместе с тем, ряд остатков крепостного хозяйства, перед помещиками и буржуазией стала вырисовываться та опасность революции, которую несло с собою развитие промышленного капитализма. 
 Эти настроения отразил А. Если в начале 60-х гг. он нередко присоединял свой голос к либерально-буржуазным требованиям, настаивал на упразднении дворянства, как привилегированного сословия, с горячностью говорил о свободе совести, свободе печати, возмущался самодурством бюрократии, то уже со времени польского восстания его позиция (снискавшая А., м. пр., большое уважение со стороны рус. буржуазии) резко меняется.

А. начинает проповедывать крайне националистическую политику относительно Польши и др. окраин.

В особенности сильно выразились реакционные стороны славянофильства к концу жизни А. — в издававшейся им газете "Русь". Являясь зачастую простым подголоском черносотенных "Московских Ведомостей" Каткова, А. в "Руси" стоит на страже "русских интересов" и "защиты православия", пишет мракобесные статьи по еврейскому и польскому вопросам, обрушивается с негодованием на либералов, на их буржуазно-конституционные стремления.

О революционной и социалистической интеллигенции А. говорит с пеной у рта; особенно примечательны в этом отношении статьи и речи А. после 1 марта 1881. 
Для общественной позиции А. характерно, что после его смерти выразил соболезнование его семье в числе прочих и Александр III. Многочисленные публицистические статьи А. изданы в 1886—87, в 7 томах, в которых достаточно полно освещена политическая практика славянофильской доктрины.

Лит.: С. Венгеров, Критико-биографический словарь рус. писателей и ученых, т. I, стр 318—344, СПб, 1889; его же, Источники словаря рус. писателей, т. 1; И. С. Аксаков (1839—1851) в его письмах, М., 1888; Д. Языков, Лит. деятельность А. ("истор. вестн.", т. 24, 1886). М. Клевенский.

Аксаков, Иван Сергеевич [26.09(08.10).1823—27.01(08.02).1886] — публицист, обществ. деятель, представитель идеологии славянофильства.

Сын писателя С.Т.Аксакова.
 Окончил училище правоведения в Петербурге (1838—1842). На правительственной службе до 1851 в Уголовном департаменте Сената.

Ред. газ. "День", "Москва", "Русь", ж. "Русская беседа" и др. В 40—50-х гг. выступал за отмену крепостного права. В годы рус.-турецкой войны 1877—1878 — организатор кампании за освобождение славян от турецкого ига. 
Сравнивая зап. и славянскую культуры, А. отстаивает самобытность культуры и истории славян.

Преимущества славянской культуры А. объясняет высокой духовностью православной веры и уникальностью религ. миссии России в мировом ист. процессе.

Славянофильская концепция А. основана на филос. "русской идеи". По А., "русская идея" выступает антиподом зап. истории и опирается на "духовный народный инстинкт", основа к-рого в свою очередь — православная вера и Вселенская православная церковь. 
 А. признавал, что христианство шире национальности, но его "орудия и сосуды" суть нац. индивидуальности, созидающие царство Божие на земле (Славянский вопрос // Сочинения.

Т.1. С.678). Рус. идея тесно связана со славянским язычеством и византизмом, но превышает их общечеловеч. содержанием.

Рус. идея дополняется идеей рус. государственности, но не тождественна ей. По А., гос-во — всего лишь средство бытия, а не цель бытия, и потому юрид. истина меньше нравств. истины, продемонстрированной народам "огромными бескорыстными жертвами славян". Упрекая рус. западников, А. писал о губительности безверия (отрицательное нравств. состояние), анархии (гос. состояние), "пролетарьянства" и его синонима меркантилизма.
 В целом рус. идея А. в филос. плане близка идее Соборности Вл.Соловьева, а в религ.-эсхатологич. плане представляет собой своеобразную футурологию православной России.
Просмотров: 1512 | Добавил: lirikalive | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Календарь
«  Март 2015  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Читаемое сегодня
Рыжей нищенке
ОСЕННЕЙ НОЧЬЮ В ОДИНОЧЕСТВЕ ОБРАЩАЮСЬ К ЦУЙ СИНЦЗУНУ
Прохожей
КРЕСТЬЯНЕ НА РЕКЕ ВЭЙЧУАНЬ
Аллегорическая статуя в духе Ренессанса
Прозрачной дымкой, тучею кудлатой
МЭРИ
Архив записей
Интересное
МАГНИТОФОН
Раздел
ДРУГОЕ
Синица
Мартышка и Очки
ЛЕНИНГРАДУ
"САТАНА"
Поиск
Копирование материалов допустимо только при наличии ссылки на сайт www.lirikalive.ru© 2017
Сайт управляется системой uWeb