Суббота, 15.12.2018, 17:54 Мой сайт Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Категории раздела
Хеджинян Лин [3]
Lyn Hejinian
Китайская классическая поэзия [230]
Китайская поэзия известна всему миру. (Сборник стихов)
Перцуленко Елена [40]
(Сента)
Вильям Блейк [59]
Стихотворения (пер.Маршак)
Цветы Зла [165]
Шарль Бодлер
«Посвящается Дагмаре» [81]
Юнна Мориц [216]
Стихи
Осип Мандельштам [76]
Николай Гумилев [141]
Константин Бальмонт [62]
Хоровод времен. Всегласность
Форма входа

Популярные стихи
A. БЛОКУ
ПЛАЧ МАТЕРИ ПО НОВОБРАНЦУ
РОДИНА
ПОБЕГ
ЛЕДИ ЛАЗАРЬ
БЕССОННИЦА
ПЧЕЛА
Статистика

Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0
Главная » Файлы » Перцуленко Елена

НАМО
31.03.2011, 01:00

(Из книги Кирмен)
Что привидится в чаше пьяной?
Пей, молчи, опусти ресницы,
Чтоб не видеть во тьме медвяной
Обожженные тьмой глазницы.
Виночерпий вина мне налил,
Турмалиновый кубок тяжек...
Но вино ли в руках, вина ли,
Виноградная кровь расскажет.
Молчаливы и немы слуги.
Намо знает, Мандос рассудит...
Опускают глаза в испуге
Все под взглядом Владыки Судеб...
Тесно стало в моих чертогах
Ясноглазым и ясноликим.
А придет еще много, много
Исходящих в предсмертном крике...
Несса пляшет, раскинув руки...
Что расскажут на Тол-Эрессе?
"В Валимаре - ни зла, ни муки,
Ни печали..." Ах, Несса, Несса...
Тяжко путаться в паутине,
Заплутали в тенетах тени.
Срок настанет и кровь остынет,
И застынет в ладонях время.
Нынче горькое помнить странно.
Позабудется - соберу ли?
Кровью полнится кубок пьяный,
Славят воинов. На пиру ли?
Улыбается Варда: "Жестоко?"
Кубок треснул, порезав руку...
Это время течет к истоку,
Это чаша пошла по кругу.
Елена Перцуленко
* * *
(Из книги Кирмен)
Город мой светел и дивно украшен,
В век предначальный построен,
Замкнут в кольцо белокаменных башен,
К небу стремишься главою.
Вечно стопы твои море целует
То ласково, то сурово.
Именем древним тебя назову я,
Именем бога морского.
Знал ты и радость, и черное горе,
Кровь под твоими камнями.
Ты помнишь явившихся из-за моря
И звавших себя царями.
Те были с богами своими в ссоре
И наших богов не щадили.
Не слишком любило их наше море
И мы их не слишком любили.
Немало трупов в белой одежде
Море о камни било.
И мир не остался таким, как прежде,
И небеса изменились.
То было внове под небесами,
Ты, город мой, содрогнулся -
Корабль с серебристыми парусами
Впервые назад не вернулся.
Пришельцы права утверждали мечами,
Им город сделался тесен,
Наполнились улицы их голосами
И звуками грубых песен.
Мы, как из гнезда разоренного птицы,
Спешили, тебя оставив.
Пришельцы назвали тебя столицей,
Твое совершенство исправив.
Древнее имя тебе сменили,
Новым назвали словом,
И втихомолку камнями разбили
Статую бога морского.
С тех пор не знал твой народ удачи,
Нас оставалось мало.
Рвались паруса и ломались мачты,
Волна корабли разбивала.
Напрасно бросали мы в воду каменья,
Прося удачи в дорогу...
Так узнали мы цену забвенья
Камнями разбитого бога.
Ты оказался предателем тоже,
Словно в укор предавшим.
Дивный твой лик становился похожим
На Нолдор, тебя укравших.
Стал походить ты на тень Тириона,
Нас позабывши скоро.
Бились на башнях высоких знамена
С серой Звездой Феанора.
Мы пробирались к тебе ночами -
Коснуться родного камня.
Нолдор насмешками нас встречали
И звали нас дикарями,
Странной речи и странной одежде
Высокомерно дивились...
Но мир не остался таким, как прежде,
И небеса изменились.
Века прокатились. Взошла и погасла
Звезда драгоценной Эленны,
Распались союзы, истлели богатства,
Рассыпались древние стены,
Царства былые смешались с землею,
Царей расклевали птицы...
Лишь ты стоишь, и волне за волною
Вечно о камень биться.
Елена Перцуленко
* * *
(Из книги Кирмен)
Слышали ль вести, что ветер разносит листве,
Вести, которыми птицы изранили нежные горла,
Вести, которыми полнится лес, от корней до вершин,
От темных корней, что целует багровое пламя,
До тонких ветвей, что купаются в лунном сиянье,
Слышали ль вести, которыми полнится лес?
Выводок лис чернобурых в лесу появился,
Лет сто или двести не видел никто
В наших краях чернобурого лиса,
Разве что кроме того,
Что ночами сбегает с пологих ступеней дворца,
Чтобы скрыться во тьме,
Если на небе нету луны.
Выводок лис чернобурых нарушил спокойствие леса.
Ни птице в гнезде, ни детенышу в темной норе
Не укрыться от жадных зубов этих маленьких тварей.
Лес затих, в нем - ни звука, ни вздоха,
Но этого мало,
Выводок лис чернобурых проник во дворец,
Незамеченным, словно бы некая тень,
Но везде оставляя следы -
Темный волос на гладком паркете,
На стене отпечаток когтей,
И на кушаньях след полукруглый
Точеных звериных зубов.
Выводок лис чернобурых приводит собак в исступленье,
Те глохнут от визга и лая,
В конюшнях беснуются кони,
Слабеют и больше не могут нести седоков.
Выводок лис чернобурых... Ах, что за напасть!
Во дворце не отыщешь покоев,
Где б не видели легких следов
И янтарного взгляда лисенка.
Выводок лис чернобурых нарушил покой королевы.
Дерзкие звери прокрались в ее голубятню
И утащили любимых ее голубей.
Королева в отчаянье - дни ее также пусты,
Как и ночи.
Королева в отчаянье - слышали ль вести,
Она обещает награду тому, кто добудет
Стрелой ли, заклятьем ли,
Выводок лис чернобурых,
И всех принесет во дворец.
И награда достойна того, чтоб добиться ее -
То кубок, украшенный дивно
Искусной чеканкою и дорогими камнями,
И перстень с лучистым большим изумрудом.
Королева в отчаянье ждет, но никто не приходит,
Ни юноша-воин, ни рыцарь из свиты супруга,
Ни мрачный знаток древних книг,
Что и лес прочитает, как книгу,
Ни дикий лесной обитатель, живущий охотой,
Ни житель заброшенных замков и тайных прогалин,
Одетый во тьму и несущий ее на челе.
Королева в отчаянье плачет,
И жизнь из нее со слезами по капле уходит,
И тлеет на бледной руке изумруд
Умирающей падшей звездой.
- Мать-королева, я добрые вести принес!
Выводок лис чернобурых уже не посмеет тревожить
Ни лес, ни дворец, ни тебя во дворце!
Я охотился, и не припомню подобной охоты -
След потеряли собаки, и стрелы летели вразброд,
Видно, хранимы неведомым мне колдовством чернобурые лисы,
Но я их добыл,
Ни один не укрылся от стрел.
Видишь, мать-королева, я больше не мальчик,
Я охотник, и не из последних,
И, смиренно у ног твоих свой оставляя трофей,
Я склоняюсь, твоей ожидая награды.
- Сын мой! Ты и удачлив, и смел,
И в лесу не чужой,
Если стрелы твои разыскали заветную цель
В вечном сумраке леса,
Вопреки колдовству,
Во владеньях отца столь обширных,
Что охота порою трудней, чем военный поход.
Так возьми ж этот кубок из древних сокровищниц,
Помнящий те времена,
Когда берег Андуина родиной был нам, и Орофер правил.
На веселых пирах при дворе твоего короля
Пей за честь королевы!
Но зачем же тебе этот перстень,
Моего изумруда прохладная бездна,
Прозрачный огонь сквозь листву?
Не больше ли принцу к лицу
Королевский рубин - власть и тайна?
И прими мой совет -
Уходи и укройся в покоях, и двери запри,
Говорят, что король недоволен,
Он сказал, будто срок не пришел для охоты на лис.
Елена Перцуленко
интернет-аптека
Категория: Перцуленко Елена | Добавил: lirikalive
Просмотров: 1752 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Читаемое сегодня
ПЛАЧ О ЦЮЙ ЮАНЕ
Вино тряпичников
В ГОРАХ ЧЖУННАНЬ
ДЕНЬ "ХОЛОДНОЙ ПИЩИ"
ДОЕЗЖАЮ ДО ПОДНОЖИЯ ГОРЫ БЭЙГУШАНЬ
LIX. Sisina
Эол
Интересное
ЛЕСА ГАЛАДРИЭЛИ
Эовин
Лягушка и Вол
Мир стоял на зеленых ногах
СИМОНУ ЧИКОВАНИ
ФРОДО В ПАРТ-ГАЛЕНЕ
ДРУГОЕ
Поиск
Копирование материалов допустимо только при наличии ссылки на сайт www.lirikalive.ru© 2018